^ Наверх
добавить статью

Герой фильма « На волне», Никита Замеховский

0    Просмотров: 2504.
    Мне нравится Рассказать в ЖЖ!

«Серфинг — это шаг к самому себе, настоящему и полному. Шаг к уверенности и дорога к просторам!»,- это цитата из книги Никиты Замеховского «Про философию серфинга». Настоящий «рожденный в СССР», странник, поэт, философ и… пэтэушник. 

Он одним из первых в нашей стране пытался серфить – кое-как, кое-где, но все же пытался. Сейчас Никита постоянно живет на Бали, и работает инструктором в русской школе серфинга «Surf Discovery». Недавно он снялся в первом русском фильме о серфинге «На волне», и дал это, по-взрослому осознанное и по-украински простое интервью о первых досках в Союзе, полинезийской мифологии и философских аспектах серфинга…

— Никита, когда ты в первый раз подумал о серфинге?

— Я не знаю. Такое ощущение было всегда, что это мое, и все. Даже когда я и не предполагал, что серфинг существует. Но я видел виндсерфинг, и понимал, что что-то есть еще, и это — мое.

— Твой путь серфера начался в Крыму, в Приморском. Что скажешь о тех временах?

— С виндсерфинга все и началось. Там была база виндсерфовая, и доски виндсерфовые. Я пытался сначала на них кататься, но потом, в 1994 году, мне понятно стало, что это неправильно. Я начал сам выдумывать какие-то доски, бодиборды делал самостоятельно. В итоге в очередном журнале увидел биковскую линейку досок, и там был лонгборд учебный, и я его слизал — по нему сделал себе доску. Правда, там изображение было только сверху, поэтому прогиб и плавники, как они должны стоять, и где они должны находиться, я придумывал сам. Мне было тогда 18 лет. Я работал сторожем ночью. Каждое утро шел с работы вдоль моря, а каждый вечер — шел на работу, опять же вдоль моря. Море было передо мной все время, и я, успешно проспав ночь на охраняемом объекте, мог прийти и со свежими силами заниматься виндсерфингом, клеить серфовые доски, о чем угодно думать… У меня была масса свободного времени. Я ни на что другое был профнепригоден, наверное.

— Ты сделал свою доску и начал учиться серфингу, или ты сначала учился на других досках?

— Ну, я не то, чтобы учился… Я встал и поехал, сразу. И стало понятно, что нужна какая-то другая доска. Я начал экспериментировать, сам придумал себе, какая должна быть доска, какой должен быть борт, где должны стоять плавники, и сколько их должно быть вообще, и какой должен быть нос… Эта Черноморская волна, она очень своеобразная, она очень резкая, очень быстрая, она резко закрывается, резко падает, нужно успеть проехать. Все было на уровне ощущений. Я в какой-то момент понял, что если я доску сделаю красивой — она будет красиво кататься. Это ощущение меня не покидает до сих пор. Когда иду выбирать новую доску для себя, то куплю ту, которая мне кажется наиболее элегантной.

— А когда ты сделал доску и взял волну, ты, наверное, решил двигаться дальше? Захотел попробовать, каково это — кататься по-настоящему? Ты, наверное, видел в фильмах…

— Фильмов не было никаких! Были журналы виндсерфового содержания, где иногда были фотографии серферов. И иногда на видеокассетах с виндсерфингом мелькал серфер. И я смотрел, что он там делает. Нужно было за эту половину секунды, которую он был виден в кадре, понять, что он делает и как стоит. Ну, я старался так и делать. А чтобы доску сделать очередную, будучи сторожем, я бутылки собирал, а ещё мы сматывали стеклоткань с труб — для того, чтоб клеить плавники, оголяли теплотрассы… Между прочим, за нами гонялась милиция и ЖКО!

— Зачем тебе все это было нужно? Ведь тогда, в 1998 году, на вас смотрели, как на идиотов!

— На одного идиота! Это уже попозже идиотов стало несколько! (Смеется). Ну, мне кажется, что у меня просто вода морская бежит вместе с кровью, и от этого я волнуюсь так же, как волнуется эта вот вода. Я не знаю, как сказать однозначно, почему я это делал, особенно зимой… Когда я оказался в первый раз на лайн-апе, когда я увидел какого-то монстра водяного, который сзади вдруг поднялся, я понял, что это мой. Или я ему принадлежу, или он мне – я не знаю. Я знал, что он придет, что никуда я от него не убегу. И он пришел, а я встал и поехал по нему. Это был первый настоящий серф, наверное.


— У тебя когда-нибудь еще был такой же серфинг, по эмоциям?

— Да, конечно. Почти всегда! Даже на маленьких волнах. Неважно, какая высота волны, и какая под тобой доска. Мне кажется, что когда я еду на волне, то от этого не только мне хорошо, но еще и волне.


— А что для тебя серфинг сейчас, в данный момент жизни?

— Я расскажу одну легенду. Она о Мауи, герое полинезийской мифологии, который, как считается, придумал серфинг. Он родился недоношенным и его матушка, запеленав в волосы, положила малыша в Океан. Океан его докачивал, донашивал, сообщал ему свои тайны. Когда Мауи вырос, он из челюсти своей бабушки сделал крючок, на который поймал Рыбу-Землю. Эти крючки и сейчас многие серферы, даже не предполагая, что это такое, носят на шее в качестве амулета. А это тот самый крючок, на который Мауи поймал Рыбу-Землю, вытащил ее на поверхность, отнял у Океана. После этого боги заселили землю людьми, а Океану очень сильно это не понравилось, и тогда он из своих глубин исторг двух демонов страха, они же — демоны волн. Он начал насылать эти волны на берега, чтобы утопить рыбу, и чтобы люди убоялись. Тогда Мауи выточил доску из дерева, и научил человека кататься по волне, преодолевая свои страхи. Таким образом, отвечая на вопрос, получается, что серфинг изначально был искусством преодоления себя и преодоления страха.

— А здесь, на Бали, как раскрываются люди, которые приезжают сюда? Что с ними происходит, какие трансформации?

— Здесь серфинг как раз и дает возможность пожить без страха. Даже не мотивированному человеку, который приезжает просто для того, чтобы сфотографироваться на доске и повесить на Facebook… Когда катаешься, они молчат, эти два демона. В этот момент человек оказывается во всем блеске своей настоящей, чистейшей жизни. Вот девочка, которая приехала из Москвы, или из Омска, которая видела океан два раза — один по телевизору, второй — из иллюминатора самолета… Она толком не понимает, зачем идет в волны. Но я это знаю за нее, и даже не буду ей это рассказывать. Так или иначе, она какое-то мгновение пожила вот в этом блеске. Она отключилась, когда ехала по этой пенке 25-сантиметровой. И жила в этом свете, по-настоящему, вот эти 15 секунд! И дай Бог, чтобы она жила дальше в них. И будет жить! Вот для этого серфинг и есть.

Интервью — Инна Блохина
Иллюстрации взяты из кадров фильма «На волне»

----
От себя хочу добавить, что выход этого фильма на большой экран, наверное самое значимое событие не только у нас, но в общем серфовом мире. Жду, не дождусь — испытаю больше эмоций, чем от «В руках Господа»?

А.Хитрово

Премьера первого российского документального фильма о серфинге «На волне» состоится в июле 2012.



Дата публикации:

Добавить комментарий

Вы не авторизованы. Решите пример: type this
  • Бои на неоновых ламп...
  • Как Морилов Крит пок...
  • Голубая река -  ледн...
  • Чемпион по гонкам по...